25.01.2017

6 тысяч «дробильщиков» и «переводильщиков»: за что АСВ лишает выплат?

Эксперты считают, что попытки юрлиц Татфондбанка и ИнтехБанка вытащить деньги путем перевода на вклады обречены, а вот у физлиц шанс есть

Сегодня газета «Ведомости» со ссылкой на свои источники в АСВ обнародовала объем средств вкладчиков Татфондбанка и ИнтехБанка, которые агенство отказалось компенсировать, несмотря на то что они укладываются в страховой лимит — 1,4 млн. рублей. Дело в том, что в период между возникновением проблем и введением временных администраций внутри банков шли активные перетасовки — деньги со счетов юрлиц переводились на счета физлиц, крупные вклады дробились на мелкие, формировались изощренные комбинации, при которых снятие средств одними вкладчиками сопровождалось внесением этих же средств другими. По словам источников газеты в АСВ, такие операции были поставлены под сомнение, остатки по вкладам, которые появились в результате таких операций, в реестр страховых выплат вынесены не были. Всего из реестра вкладчиков Татфондбанка было исключено около 3900 человек с требованиями на 4,4 млрд. рублей, ИнтехБанка — 2100 человек с требованиями на 1,7 млрд. рублей. То есть в среднем по 1 млн. рублей на каждого человека. Напомним, что на 1 декабря в Татфондбанке было 75 млрд. рублей вкладов физлиц, в ИнтехБанке — 16,3 миллиарда. Застрахованными в ТФБ было признано около 55 млрд. рублей, а в ИнтехБанке — около 12 млрд. рублей.

По словам представителя АСВ, агентство уже рассматривает заявления несогласных с размером требований, включенных в реестр страховых выплат. Не исключено, что в список, составленный по формальному признаку (снижение суммы вкладов или средств на счетах физлиц и юрлиц путем внутрибанковского перевода на другие счета в последние дни перед катастрофой), попали и добросовестные вкладчики. К тому же непонятно, от какого момента отсчитывать «особый период» в жизни банка. Напомним, что ЦБ ввел мораторий на операции в Татфондбанке 15 декабря, а в в ИнтехБанке — 29 декабря. При этом банки начали испытывать трудности еще в конце ноября, а платежи начали задерживать в начале декабря.

«ЭТО БЫЛ ЖЕСТ ОТЧАЯНИЯ КАК ДЛЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ, ТАК И ДЛЯ СОТРУДНИКОВ БАНКА»

Источники «БИЗНЕС Online» фактически подтвердили обоснованность подозрений АСВ. Пока офисы банков еще были открыты, юрлица буквально устроили охоту на ипэшников, имеющих в них счета. В частности, заманчивое предложение получил даже наш корреспондент, которого заподозрили в причастности к сверхмалому бизнесу без образования юрлица. Мол, переводим вам сумму, подпадающую под страховку в 1,4 млн. рублей, а вы потом отдаете, объяснили тогда еще потенциальные «погорельцы» нехитрую схему. Вопрос «дробильщиков» волновал людей и в ходе встречи с администрацией АСВ. «Таких ловят», — четко сказали хитрованам.

Один из предпринимателей, на счетах которого в ИнтехБанке заморожено несколько миллионов рублей, на условиях анонимности подтвердил, что за несколько дней до введения временной администрации высокопоставленные сотрудники банка предлагали ему и другим предпринимателям открыть вклады на физлиц и перевести на них средства компаний. «Они говорили: „Внутри банка еще деньги ходят. Отправить в другой банк, к сожалению, вы сейчас уже не можете. Открывайте вклады на физлиц, отправляйте деньги туда — и вам АСВ все вернет“», — рассказал источник «БИЗНЕС Online». По его словам, хотя у многих предпринимателей возникали сомнения в законности такой операции, некоторые приводили всю свою родню, чтобы написать заявления на открытие вкладов, и перечисляли им деньги с расчетных счетов компании.

«Это был жест отчаяния как для предпринимателей, так и для сотрудников банка: а вдруг прокатит? Возможно, таким образом банкиры пытались снять напряжение среди серьезных людей, руководителей компаний, чтобы те на них не кричали и не наезжали», — предполагает источник «БИЗНЕС Online». По его мнению, АСВ никогда не признает таких вкладов и будет право, так как очевидно, что нет оснований для перечисления средств от юрлиц физлицам. Отметим, что тем не менее вокруг Татфондбанка и ИнтехБанка сразу же стали кружиться «решальщики» — юристы, которые предлагали всем желающим вытащить свои деньги за откат в размере 30 — 50%. На эту тему пришлось даже обратить внимание руководству республики, появились официальные предостережения, что это мошенничество — во время моратория никаких движений средств по замороженным счетам быть не может.

«ОТСУДИТЬ ЭТИ СРЕДСТВА ДОВОЛЬНО ТРУДНО, ОДНАКО ТАКИЕ СЛУЧАИ БЫЛИ»

«БИЗНЕС Online» узнал у экспертов рынка о том, насколько правомерны решения АСВ отказать в признании застрахованными вклады физлиц из-за операции по их дроблению на части и есть ли шансы оспорить это решение в суде.

Павел Медведев — финансовый омбудсмен, председатель правления ассоциации российских банков:

— Если говорить о перечислении средств юрлиц на счета физлиц, то такого типа мошенничества, трогательно-наивные, к сожалению, бывают — я наблюдал такое в целом ряде банков. Случилось ли это реально в Татфондбанке и ИнтехБанке — будет разбираться сначала АСВ, а потом, если граждане с решением не согласятся, — суд. Если ориентироваться на сообщения прессы, граждане подозреваются в том, что они приняли деньги юридических лиц. Если это так, то распознать махинацию не представляет сложности — средства переведены со счета юрлица на счет физлица. Труднее понять, является ли «дробильщиком» физлицо. Критериев на такой случай нет. Пока банк действует, теоретически человек не может оценить, есть ли у банка деньги для реальной операции, которую он, гражданин, хочет провести. Например, человек имеет депозит в банке, который превышает страховую сумму в 1,4 миллиона. Часть денег он хочет перевести супруге в том же самом банке. Строго говоря, он не знает, сможет ли банк перевести реальные деньги или совершает операцию чисто в бумажном виде, а денег как таковых нет. В этом месте необходимо заполнить законодательный пробел, но не очень ясно, чем именно.

Де-факто отсудить эти средства довольно трудно, однако такие случаи в моей практике были. К примеру, один из истцов доказал, что на следующий день после якобы «дробления» его депозита банк провел реальную операцию — перевел средства в другой банк. Когда он мне представил доказательства этой операции, я обратился в АСВ, агентство признало, что и его операция по переводу средств была реальной. И он сам, и получатели его денег в итоге получили страховые компенсации. Поэтому, если речь идет о «дроблении» вкладов физлиц, то, скорее всего, будут рассматриваться индивидуальные случаи, возможны положительные для некоторых вкладчиков решения. Но если претензия в том, что деньги переведены со счетов юрлиц на счета физлиц, то здесь дело совершенно прозрачное.

Гарегин Тосунян — президент ассоциации российских банков:

— Дробления юрлицами вкладов в банках, которые оказываются в сложной ситуации, случаются довольно часто. Клиенты банка как бы на всякий случай начинают такое дробление своих средств. Агентство по страхованию вкладов для определения, где дробильщик вклада, а где — нет, отталкивается в основном от сроков, в которые была проведена та или иная транзакция. Если вдруг за месяц или какой-то меньший период до крушения банка юрлицом был осуществлен перевод, это дает основание АСВ считать такого вкладчика «дробильщиком». Но иногда они копают и глубже, когда уже смотрят, дробление это или действительно хозяйственная деятельность клиента банка. В АСВ есть своя методология на этот счет, но она ориентируется в первую очередь на формальные параметры — на сроки, это для АСВ очень важный фактор. С другой стороны, и содержательные параметры тоже могут учитываться. Если вкладчик начинает оппонировать, АСВ ищет уже какие-то более глубинные доводы: связанность и осмысленность того или иного перевода денежных средств — с какой целью эти денежные средства оказались у разных юридических лиц.

Шансы у «дробильщиков» отсудить эти деньги в суде есть, но я бы сказал, что в настоящее время сложилась отработанная модель, когда суд больше доверяет агентству по страхованию вкладов, но если у клиента банка есть какие-то веские аргументы, то они имеют шанс отсудить эти деньги.

Ксения Гейн — управляющий партнер юридической компании «Гейн и Партнеры»:

— Случаи злоупотребления правами вкладчиков — физических лиц с целью получения страхового возмещения при банкротстве банка в судебной практике встречаются гораздо чаще, чем реальное нарушение АСВ прав физических лиц. Судебная практика, сформированная при рассмотрении заявлений физических лиц (якобы вкладчиков), об установлении размера требований, подлежащих выплате в виде страхового возмещения по вкладу, исходит из необходимости установления фактов реальности операций по внесению вкладов. Обязанность доказывания при этом лежит на самих заявителях — физических лицах.

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным судом РФ в определении от 25 июля 2001 года №138-0, отношения банка и его клиента, вытекающие из договора банковского счета и основанные на принципе разумности и добросовестности действий его участников, являются гражданскими правоотношениями, в рамках которых исполнение банком обязательств по зачислению поступающих на счет клиента денежных средств и их перечислению со счета, а также распоряжение клиентом находящимися на его счете денежными средствами, зачисленными банком, в том числе при исполнении им собственных обязательств перед клиентом, могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств. Также позиция отражена и в определениях Верховного суда РФ от 28 июня 2011 года №89-В11-3 и от 22 ноября 2011 года №5-В11-106.

Формальное зачисление денежных средств во вклад физических лиц посредством совершения расходной и приходной записи через счет кассы банка не свидетельствует о реальном заключении договора банковского вклада, для которого по смыслу ст. 834 ГК РФ необходимо внесение реальных, а не номинальных денежных средств.

По смыслу статьи 140 ГК РФ технические записи по счетам клиентов в банке, совершенные в условиях его неплатежеспособности, нельзя считать деньгами (денежными средствами), они не влекут последствий в связи с фактической неплатежеспособностью кредитной организации.

Ян Арт — вице-президент ассоциации региональных банков России:

— В принципе, дробление вкладов — это абсолютно законная операция. Вопрос в том, когда прошла данная операция. Если в момент проблем у банка, то АСВ может посчитать это доказательством умысла получения страховки. Но в любом случае последняя инстанция — суд. Прецеденты успешного оспаривания решений АСВ в целом ряде российских банков уже были. На мой взгляд, страховое покрытие должно действовать на автопилоте, если только эти вклады не были сформированы после внесения официального решения со стороны регулятора. Если регулятор официально не признает наличия у банка проблем, а вклад открыт или раздроблен до этого, то он должен подпадать под страховку. Но у агентства по страхованию вкладов свой взгляд. В данной ситуации есть одна неприятность: за последнее десятилетие АСВ удалось сформировать в российском обществе уверенность, что с застрахованными вкладами будет все четко, даже если банк рухнет, однако в последнее время, в том числе из-за непризнания застрахованными части вкладов, эта уверенность начала размываться, что грозит снижением доверия ко всей банковской системе России.

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: http://www.business-gazeta.ru/article/335265