03.10.2017

Дело КЗСК: банкрот становится стратегом

 

Битва Евгении Даутовой с «Ростехом» и ВЭБом: кому выгодно «причисление к лику»

Очередной эпизод случился в многострадальной борьбе за сохранение и контроль над КЗСК. Правительство РФ вот-вот подпишет документ о вхождении Казанского завода синтетического каучука в список стратегически важных предприятий. «БИЗНЕС Online» попытался понять, чем новый статус поможет проблемному предприятию и кому это выгодно. Инсайдеры пугают тем, что Татарстан лишится скоро двух заводов, прописанных в Казани.

 

СНАРЯДЫ БУДУТ ЛЕТАТЬ И ВПРЕДЬ

АО «Казанский завод синтетического каучука» (КЗСК) войдет в перечень стратегических предприятий и организаций РФ. Об этом стало известно в пятницу на заседании Арбитражного суда РТ по банкротству предприятия. «Я бы хотел попросить отложить судебное заседание на основании того, что принято решение о включении в перечень стратегических предприятий межведомственной комиссией: сейчас подписываются документы. Буквально вчера-позавчера приняли решение», — сообщил на заседании представитель КЗСК Роман Веселов. Судья Ляйсан Ахмедзянова вошла в положение ответчика и отложила рассмотрение дела до 5 октября.

Заместитель министра промышленности РТ Алексей Савельчев в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» подтвердил то, что в ближайшее время решение о внесении КЗСК в список будет принято, но «пока нет документа, никто не может утверждать, что предприятие включено в данный перечень». По данным издания, завод получил соответствующее одобрение пока только от налоговой службы, но, как говорит наш источник в промышленных кругах, это самое важное, и дальше уже все должно пойти как по маслу. В том, что ответ будет положительным, можно не сомневаться: по некоторым видам продукции для минобороны КЗСК – единственный в России производитель. «Сейчас в Сирии хорошо снаряды летают, а без нашего тиокола не смогли бы», — рассказывала «БИЗНЕС Online» владелица завода Евгения Даутова. Вообще же на предприятии, ведущем свою историю с 1936 года, выпускается свыше 160 наименований продукции: различные виды каучука, олигомеры, герметики, полиэфиры, латексы, силиконовые самослипающиеся материалы и так далее. И в этом смысле завод является не только критически важным для обороноспособности страны, но и… эдаким лакомым блюдом, за контроль над которым с весны этого года развернулась самая настоящая «подковерная битва».

Роковые проблемы у КЗСК, судя по всему, начались одновременно с проблемами в контролируемом Даутовой Спурт Банке. В свое время КЗСК выступил поручителем по кредиту в 7,8 млрд рублей для финансирования строительства завода «КЗСК-Силикон», который должен был первым в России начать производство кремнийорганических мономеров и продуктов их переработки. Однако из-за удорожания проекта (строительная смета выросла с 6,7 млрд до 13,7 млрд рублей) строительство было остановлено, долги по проекту потянули КЗСК и «Спурт» на дно (как выяснилось, Даутова финансировала стройку — помимо кредита от ВЭБа — не из заработанных денег, а из денег вкладчиков и юрлиц, на чем попались в последнее время много банкиров — от ТФБ до «Югры» и Бинбанка). В итоге 21 июля 2017 года ЦБ отозвал лицензию у банка. КЗСК тем временем уменьшил выпуск продукции более чем наполовину. Кстати, информированные источники рассказывают, что ЦБ не поддержал план санации, хотя и банк Даутовой был вполне нормальным (неразворованный, без громадных дыр), и репутация у потенциальных санаторов была вполне серьезная (один из них — государственный МСП Банк). Что наводит, безусловно, на разные мысли, считают наши информированные источники, в том числе на то, что ЦБ подыграл ситуации с поглощением КЗСК…

 

ПОД КОНТРОЛЕМ ГОСУДАРСТВА

В июле 2017 года КЗСК в рамках идущего противостояния с кредиторами и с потенциальными «поглотителями» подал заявление о собственном банкротстве. В дело о банкротстве вступили ООО «Волго-Вятская химическая компания», ООО «НЕО Кемикал», ООО «Энергоподдержка», ООО «Титан». А на прошлой неделе, посмотрев на все это, ход сделал главный кредитор — в суд поступило заявление от ГК «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» о банкротстве предприятия с требованием вернуть 3,7 млрд рублей. Однако на первом же заседании юрист ходатайствовал о переносе слушания по делу из-за возможного включения КЗСК в перечень стратегических предприятий. В него входят компании, которые выпускают стратегически важную продукцию, всего таких компаний 1,5 тысячи. Среди них, например, КВЗ, КОМЗ, КАЗ им. Горбунова. Как сообщил юрист, вступление в этот перечень поможет предприятию либо полностью уйти от банкротства, либо пойти по особой процедуре.

По словам наших собеседников, «стратегический» статус вовсе не означает автоматического снятия кредитной нагрузки и прекращения банкротной процедуры. «Просто процедура пойдет немного в другом виде — меняется порядок рассмотрения», — говорит Савельчев. Среди прочего, на заводе уверены, что его невозможно будет продать по частям — только единым лотом. Это повысит живучесть и самого КЗСК как материнской компании, и его дочернего «КЗСК-Силикона». То есть на торгах предприятие просто не растащат. И, конечно, стратегический статус означает своего рода «моральную поддержку», в смысле, что государство пристально наблюдает за происходящим на КЗСК и не допустит его гибели. Кроме того, чтобы не допустить банкротства «стратегов», правительство РФ может содействовать достижению соглашения с кредиторами о реструктуризации задолженности, а при определенных условиях и погасить ее.

Как объяснил «БИЗНЕС Online» юрист компании Gain&Partners Иван Никулин, особая процедура банкротства обозначает, что федеральный орган исполнительной власти (в нашем случае это минпромторг) имеет право участвовать в судебных разбирательствах. Правительство РФ может устанавливать требования к кандидатуре арбитражного управляющего или другие необходимые для процедуры требования. Управляющий не вправе будет отказываться от выполнения должником работ, связанных с оборонным заказом РФ, а также не сможет продавать предприятие по частям. Среди обязательных условий для новых владельцев предприятия — сохранение целевого назначения организации. Кроме того, при продаже правительство РФ будет иметь определенное преимущество, в отличие от других участников конкурса, и именно за ним будет последнее слово при выборе покупателя. О том, можно ли продавать подобное предприятие заграничным инвесторам, в федеральном законе не говорится. Однако можно предположить, что государство, следя за нюансами банкротства, не допустит, чтобы оборонное предприятие попало «в чужие руки»… Кстати говоря, о чужих руках. За последний год Даутова неоднократно пыталась привлечь сторонних инвесторов, видимо, чтобы продемонстрировать «Ростеху» и «Сибуру» наличие альтернативы. Вначале это были немецкие инвесторы, потом — структуры «Русала» (одного из ключевых поставщиков сырья на КЗСК). Все они были готовы платить определенные деньги за бизнес Даутовой, но каждый раз камнем преткновения становилась пресловутая вовлеченность в оборонзаказ и уникальность завода КЗСК.

 

ОСОБАЯ ПРОЦЕДУРА

«БИЗНЕС Online» предложил экспертам прокомментировать ситуацию.

Павел Шацких — генеральный директор ОАО «Казанский завод „Электроприбор“»:

— Есть перечень организаций оборонной промышленности и есть перечень стратегических предприятий. «Электроприбор» входил в оба перечня, но когда президентом был Дмитрий Анатольевич Медведев, состоялся массовый вывод предприятий из данных постановлений, и нас вывели из категории стратегических. Я знаю, что для предприятий, входящих в этот перечень, в случае возникновения финансовых трудностей предусмотрена особая процедура банкротства и общее отношение со стороны государственных органов к таким предприятиям другое. Думаю, вхождение КЗСК в этот список может ему помочь. Профиль предприятия должен быть сохранен любыми путями. Если завод продадут, деятельность по производству синтетических каучуков должна быть профильной.

Игорь Рассман — заместитель гендиректора ассоциации предприятий и промышленников РТ:

— На обеспечение заказами и финансовую поддержку вступление в этот перечень никак не влияет, но появляются определенные ограничения по возможным реорганизациям и банкротству. И самое главное — предприятие не может быть приватизировано, пока оно входит в перечень стратегических.

Иван Никулин — юрист компании Gain&Partners:

— Преимущество для стратегических предприятий в рамках дела о банкротстве — их особый статус и особая процедура банкротства, которая осуществляется в порядке параграфа 5 главы 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Так, учитывая статус должника, для ведения дела о банкротстве привлекается более квалифицированный арбитражный управляющий. К нему предъявляются дополнительные требования — наличие стажа работы на предприятиях или в организациях оборонно-промышленного комплекса либо на иных стратегических предприятиях или в организациях не менее 5 лет, из них не менее одного года стажа руководящей работы. Правительство РФ осуществляет обязательный контроль процедур банкротства: в деле о банкротстве стратегического предприятия обязательно участвует федеральный орган исполнительной власти. В качестве примера банкротства стратегического предприятия можно привести дело ОАО «Волгоградский судостроительный завод». Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 15 мая 2013 года предприятие признано несостоятельным (банкротом), его конкурсное производство еще продолжается. Так что вступление в данный перечень не дает никаких гарантий.

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: http://www.business-gazeta.ru/article/359365